17 жовтня 2012 р.

География: на пути к языку холонической географии


1. ПреамбулаГеография прошла длительный путь развития, зародившись в те отдалённые тысячелетия, когда человек, пройдя долгий путь эволюции, обнаружил у себя способность запоминать факты и расшифровывать события, свидетелем которых он был. Но, главное, он выявил у себя выраженную интенцию, связанную с поиском объяснения и понимания происходящего - то, что можно связать с сознанием. Это стало возможным только благодаря рождавшемуся вместе с ним человеческому языку. Я пишу «человеческому», поскольку язык, если его трактовать максимально широко, присутствует везде: язык - это способ отклика системы переработки сигналов. Язык – это внешнее проявление мышления, но не сама мысль. Описать Мир – значит воспользоваться языком. Именно слова делают окружающую среду состоящей из разделённых предметов, вещей, явлений. Но описание Мира определяется также организацией знания, которая не остаётся постоянной, она меняется, эволюционирует, переходит от одной формы к другой. Это отражается и в языке описания. В географии это выражено достаточно чётко. Сегодня имеет место переход к холоническому языку, описывающему представления о геосреде как холархии.

2. Географизация образа среды. Понятно, что окружающая среда не содержит в себе географического, экологического или какого-либо ещё начала. В основе формирования той или иной картины среды лежит характер её вовлечения в действие, который определяется тем или иным культурно-хозяйственным типом. Мы сами создаём образ, вслед за чем получает развитие соответствующая научная область. Так зарождалась и география: сначала - в виде описания фактов, распределённых в «пространстве» дневной поверхности. С развитием капитализма среда стала представляться как источник ресурсов для производства: это был совершенно иной образ. Когда обнаружилось, что индустриализация ведёт к загрязнению среды, возник новый её образ - экологический, что привело к бурному развитию экологии - науки об отношении организма и среды. Проявились совершенно иные смыслы. А что же география? В ней медленно шла географизация образа среды: трудно было оторваться от тех представлений, которые сформировались в ХІХ столетии. Именно в этот период стали появляться физиографические описания и карты (например, [Данилевский, 1869]). В то время географы испытывали сильное влияние физикализма: анализ требовал чёткого разложения среды на части, которые можно было описывать с использованием языка математики. Появились образы лито-, гидро-, атмо-, биосферы, даже ландшафт «удалось» разделить на составляющие, в чём особенно преуспел Л.С. Берг: целостный образ местности превратился в природный комплекс, содержавший те же лито-, гидро-, атмо- и био- составляющие плюс почву, которую тоже раскладывали на такие же составляющие. Но имели место и попытки ввести интегральные образы. Ещё в ХІХ веке Карл Риттер писал о Земле как доме для людей - единой системе [Риттер К., 1864], а в 1910 году Мёррей ввёл термин «геосфера». Это был крупный шаг в направлении формирования образа среды как именно географической: смутное чувство целостности геосреды прорывалось в сознание. Но что служило знаком такой целостности? Думаю, им была несводимая гетерогенная сложность, которая, однако, выглядела целостной. Так начинал формироваться паттерн геосреды как сложного многомасштабного образования. Сначала это были ПТК и ТПК, хотя их целостность только декларировалась, затем, в 1963 году В.Б. Сочава ввёл термин «геосистема». Но наиболее крупным достижением в плане формирования холистического образа среды стало развитие представлений о ней как организме, известное как концепция Геи Дж. Лавлока.
3. Среда как источник знаков и смыслов. Мы погружены в среду, которая является источником огромного количества сигналов. Пропуская этот хаос сигналов через ту или иную систему понятий, выражающих состояние нашего сознания, мы формируем тот или иной образ среды. Понятия – это паттерны, сгущения смыслов, они организуют поток сигналов, делая его осмысленным. Сигналы можно воспринимать/читать по-разному: анимистически, мифически, сакрально, физически (физические параметры), эстетически, экологически, географически и т. п., хотя чувственная реальность всегда одна. Будучи организованными, они становятся текстами с различными хронотопическими и семантическими характеристиками. Нас интересует: что значит – читать эти тексты географически и холонически?
Когда речь идёт о том или ином варианте чтения, это означает, что мы означиваем Мир тем или иным способом. Видеть среду географически означает придавать её частям географические смыслы, причём в таком видении/прочтении наблюдается эволюция от фрагментированного видения к холистическому. Это значит, что: а) мы имеем дело не с физическими сущностями (их-то как раз и можно разложить на части), а с абстрактными, они не телесны и неразложимы, их нельзя пощупать, это сгущения организации; б) в своей основе такие «объекты» гетерогенны, причём организация проявляется в виде порядка, который можно выразить в количественной форме; в) они целостны и ведущая роль в их восприятии принадлежит эмерджентным свойствам; г) их проявление требует присутствия наблюдателя, оно непредсказуемо и существенно зависит от индивидуальных особенностей перципиента; д) они так или иначе отображаются в рисунке дневной поверхности Земли, что позволяет рассматривать её как монитор.
4. Холонизация образа геосреды. Наряду с системными представлениями, в ХХ столетии получила развитие холоническая картина мира: мир был представлен как множество холонов, в совокупности формирующие холархию [Кёстлер, 1967]. Это было значительно ближе к тому, что мы наблюдаем вокруг себя. Холон отличается так называемым Янус-эффектом, он одновременно обладает свойствами части и целого. Теперь предстояло перейти на новый язык – холонический. Но что служит знаком для рождения данного образа? В принципе, это понятно. В окружающей нас природе мы не видим чёткого и однозначного разделения на части, наоборот, всё выглядит слитным, а части плавно переходят одна в другую. Так возникла идея создания образа геосреды, состоящей из геохолонов (геооргов)1 как формы организации, которые образуют единую сеть – геохолархию [Ковалёв, 2011]: на передний план выходит организация. В чём суть такого видения и в чём состоит его основное отличие от системного? Но системное видение основано на выделении систем, характеризующихся чёткой структурой связей и выраженной границей со средой. Такого в природе нет. В окружающей нас среде мы обнаруживаем динамичные сгущения организации и коммуникации на разных уровнях иерархии, которые связаны менее организованными переходными зонами или фронтами. Именно организация и коммуникация становятся основными понятиями. Поэтому стоит вопрос о том, как они выражены в среде, какими процессами сопровождаются, в том числе, как проявляются их так называемые пространственно-временные характеристики. Проблема состоит ещё и в том, что вся картина оказывается очень пёстрой. Похоже на то, что в среде происходит постоянное перемещение волн организации, которые сопровождаются развитием активных коммуникативных зон, где происходит обмен сигналами-сообщениями о состояниях коммуникантов. Такая подвижная структура соответствует образу геохолархии как сети геохолонов (геооргов). Значит, следует искать пороги организации и коммуникации как их граничные зоны, а также способы описания таких структур. Организация определяет и пространственно-временные характеристики, которые, как это показано в работе [Ковалёв, 2012], лучше выражаются понятием «хронотоп» или «хронотопоид», но сами по себе пространство и время, как и хронотоп, не существуют, они как бы сопровождают организацию, слиты с ней, являются её способом проявления.
5. Дневная поверхность и ландшафт: холоническая структура. Дневная поверхность вместе с менее разнообразным небом – то, что сопровождает нас постоянно. Дневной поверхности с её сложной структурой и онтоландшафтом в географии принадлежит особая роль [Ковалёв, 2009]. В отличие от укоренившейся в российской географии точки зрения на ландшафт как нечто вещественное, природный комплекс (в его традиционном понимании), я исходу из того, что геокомплекс – это организация активных поверхностей, возникшая в результате действия некоторого режима, который их организует [Ковалёв, 2009]. Здесь мы сталкиваемся с явно выраженной холархией. В качестве примера дан (рис. 1) из работы [Freitas, Santos, Alves, Valeriano, 2012], на котором показано, как сегменты поверхности проступают при разном разрешении.

Рис. 1. Пример уровней сегментации, выполненных с разным разрешением на основе морфометрических данных (по работе [Freitas, Santos, Alves, Valeriano, 2012]). Показано четыре уровня.

Морфология поверхности, которую производит функциональный режим – это форма памяти, действующая асинхронно. Дневная поверхность – физическая поверхность, которую мы воспринимаем чувственно, прежде всего, визуально, есть основная часть геокомплекса – ярко выраженная гетерогенная активная поверхность (минеральные, биотические и антропогенные составляющие). Именно здесь, если подходить с физической точки зрения, мы обнаруживаем наибольшее проявление потенциалов, вызывающих движение вещества (хотя такое движение происходит в трёхмерных геобассейнах). Можно говорить о языке дневной поверхности, который тоже является холоническим: структура поверхности отражает структуру и динамику геохолархии, что позволяет нам выявлять активные области организации и сопровождающие их режимы коммуникации. Их развитие происходит под действием холистических процессов, например, биогеоценотического, бассейнового, долинного, урбопроцесса, регионального (регион-формируюшего) и других. Самым крупным является геопроцесс. Они определяют структуру местности и, соответственно, рисунок её поверхности. Вот этот рисунок поверхности, его организация в пределах местности, воспринятый перципиентом, и есть то, что мы называем ландшафтом. В своём исходном варианте он представлен онтоландшафтом [Ковалёв, 2009].

Литература:
  • Данилевский Н. Я. Исследования о Кубанской дельте // Записки Императорского Русского географического общества. По общей географии. - С.-Пет., 1869 - Том 2. - С. 1 – 124..
  • Риттер К. Общее землеведение: Лекции, читанные в Берлинском Университете. - М
  • .: издание Г.А. Даниеля, 1864.
  • Кёстлер А. Общие свойства открытых иерархических систем. General Properties of Open Hierarchical Systems In: A. Koestler. The Ghost in the machine. NY: Macmillan, 1967. Интернет ресурс: www.psylib.ukrweb.net/books/_koest01.htm.
  • Ковалёв А.П. Геомир: связь сложности и комплексности // Учёные записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Спецвыпуск: по материалам конференции «Мир современной географии». - Т. 24 (63), № 2, часть 1, География. – Симферополь: ТНУ, 2011. – С. 34 – 39.
  • Ковалёв А.П. Холистический взгляд на геосреду и проблема пространства-времени в географии, 2012 - «Fundamental problems of Geography». - Интернет ресурс: http://www.geography.pp.ua/2012/07/holistical.html#links
  • Ковалёв А.П. Ландшафт сам по себе и для человека [Текст] / Александр Ковалёв. – Харьков: Бурун Книга, 2009. – 928 с.: 260 ил. – Рез.: англ. - Библиогр: с. 902 – 922. – 500 экз. – ISBN 978-996-8942-36-5.
  • Freitas M.W.D., Santos J.R., Alves D.S., Valeriano M.M. Landscape hierarchical zoning using object-oriented image analysis // Proceedings of the 4th GEOBIA, May 7-9, 2012 - Rio de Janeiro - Brazil. p. 158 – 162. Интернет ресурс:
  • http://mtc-m18.sid.inpe.br/col/sid.inpe.br/mtc-m18/2012/05.17.13.21/doc/047.pdf



1 M.W.D. Freitas, J.R. Santos, D.S. Alves, M.M. Valeriano используют для обозначения единиц уровня ландшафта термин «landscape geon» [Freitas, Santos, Alves, Valeriano, 2012]. Авторы не приводят принцип образования слова «geon». Но область проявления ландшафта - это местность, она не связана с каким-то одним масштабным уровнем, а сам ландшафт есть организация рисунка дневной поверхности, воспринимаемая перципиентом в пределах данной местности [Ковалёв, 2009]. Ландшафт – это то, что противоположено его отсутствию.

Немає коментарів:

Дописати коментар