9 квітня 2012 р.

Динамика геосреды и структура дневной поверхности как её отображение. Часть 2. Структура дневной поверхности и явление ландшафта.


Сегодня проблема определения ландшафта выглядит очень запутанной, поскольку имеет место много разных вариантов. И всё же большинство авторов сходится к тому, что ландшафт связан с визуальным восприятием окружения. Интересный обзор этого вопроса содержится в работе [Simonsson, 2001]. Я же предполагаю, что это – целостный образ дневной поверхности, организации её рисунка, некий паттерн, пакующий/связывающий в себе в сжатом виде организацию рисунка поверхности с точки зрения данного наблюдателя, на что оказывает влияние и характер деятельности людей, и политические аспекты (в этом плане интерес представляет работа Т. Мэлса [Mels, 2005]). Но, думаю, эти аспекты являются вторичными и связаны с постепенной политико-экономической организацией общества, которая проявлялась, в том числе, в росте территориальной определённости возникающих образований. Это предполагает реинтернацию наблюдателя в наблюдение, реляционность восприятия, что требует декодирования самого наблюдателя. Важно понимать, что тот, у кого нет цели, отсутствуют какие-либо интенции, не выявит никакого ландшафта, а будет воспринимать только массу каких-то тел, которые ему безразличны. Мы сами формируем ландшафт на основе тех сгустков сигналов, которые получаем при восприятии окружения. Паттерн возникает на основании организации выделенных различий, это отобранное качество, информационный пул. Он неразложим*. Но ведь именно так вводил ландшафт в географию А. фон Гумбольдт: "Так как характер ландшафта и всех картин природы, впечатляющих нас, настолько материально зависим от взаимосвязей между одновременно возникающими в сознании наблюдателя идеями и ощущениями, то, представляется опрометчивой попытка разложить на элементы, действующую на наши умы магическую силу физического мира" [Humboldt, 1858 [1849]]. Вот почему все попытки разложить ландшафт на какие-то части лишены смысла. Авторы, заявляющие, что они могут это делать, производят это с чем-то иным, например, с бергшафтом (на конференции «Актуальные проблемы ландшафтного планирования» А.В. Дроздов из Института географии РАН ответил мне, что кое-кому это удаётся сделать: интересно, как?). Думаю, это отголосок линейного мышления, пример бездумной и безумной рационализации. В случае ландшафта аналитическая наука должна отдохнуть. Это связано с тем, что паттерны неразложимы. Но реализация идеи, несомненно, требует локального действия, а это – уже область компетенции конструктивной географии.

8 квітня 2012 р.

Динамика геосреды и структура дневной поверхности как её отображение. Часть 1. Геосреда


нет конечного пути разделения мира на объекты и законы, по которым эти объекты взаимодействуют.
 Стюарт Кауффман

атрибутом всякого процесса морфогенеза является конфликт, борьба между двумя или многими аттракторами.
Рене Том 

Похоже, что проблема движения (в том числе развития) геосреды и отражения этого процесса в структуре дневной поверхности неисчерпаема. Приоткрывая одни аспекты, мы обнаруживаем новые, вложенные в те, которые выглядят более или менее ясными. Мир оказывается слишком разнообразным и сложным, чтобы надеяться на полную ясность. Это требует поиска новых вариантов описаний и объяснений.  

7 квітня 2012 р.

Дивна географія


Отримавши останній Вісник ХНУ ім.. В.Н. Каразіна (серія: Геологія – Географія – Екологія, вип.. 35, № 986, 2011 рік) і проглянувши статті під рубрикою «Географія», у мене виник сумнів: чи справді ці статті можна вважати географічними? Я подивився, хто є головою редколегії – це доктор географічних наук (без вищої географічної освіти), професор К.А. Нємець. Отже, спробую пройтися по цих статтях (зрозуміло, що свою статтю я розглядати не буду). Це 15 статей, відносно кожної з яких я подаю свою думку стосовного її приналежності до географії: