8 червня 2013 р.

Комментарии к статье В.Л. Каганского "ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ КАК УЧЕНИЕ О КУЛЬТУРНОМ ЛАНДШАФТЕ" (http://lib2.znate.ru/docs/index-336017.html)

Дата конвертирования 05.05.2013

Совсем свеженький текст. Я анализирую статьи В.Л. Каганского, поскольку они часто попадаются в Сети, их смотрят студенты, аспиранты, ссылаются на них без какого-либо анализа того, что в них содержится. К этому подталкивает впечатление научности, которое возникает при поверхностном прочтении, и тот факт, что абсолютное большинство читающих не приучено смотреть на тексты любого автора критически.

Свою короткую статью В.Л. Каганский начинает с заявления, что «КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ (КЛ) – важное, рамочное, очень размытое общегеографическое понятие, постепенно становящееся междисциплинарно-общенаучным. КЛ не сводим к территории, антропогенному ландшафту, антропогенной трансформации природного ландшафта, комплексу артефактов культуры на основе природного ландшафта, образно-символическому аспекту территории, метафоризации ландшафта etc; это - абсолютизации отдельных гипертрофированных аспектов КЛ». Странно, как понятие может быть одновременно рамочным, жёстко регламентирующим (хорошо определённым) и размытым. И опять, как и в статье «Ландшафт и культура» мы сталкиваемся с той же проблемой автора – отсутствием определений основных понятий – ландшафта, культуры, культурного ландшафта, территории, места, без чего текст становится действительно размытым. Непонятно, почему КЛ – общегеографическое, к тому же, междисциплинарное, как и общенаучное понятие. А может, наоборот, оно уже было таким и стало предметом рассмотрения географов, как это произошло с понятием ландшафта? Автор пишет, что КЛ не сводим к территории, но кто, кроме самого автора, его сводит к территории? Автор пишет, что КЛ не сводим к антропогенному ландшафту, но кто, кроме автора, это делает? А что означает «антропогенная трансформация природного ландшафта», если трансформируется не ландшафт, а структура дневной поверхности, среда в целом? А что такое «комплекс артефактов культуры на основе природного ландшафта»? Что такое «образно-символический аспект территории», как и территория вообще? Как понимать метафоризацию ландшафта? Что может означать выражение «гипертрофированный аспект»?
Далее мы читаем, что «Понятие КЛ выражает познавательную волю усматривать сплошность, единство и закономерность обитаемого пространства земной поверхности». Но разве, чтобы усматривать сплошность, необходима воля? И почему обитаемость связывается только с человеком? Автор заявляет, что «КЛ как явление совмещает природные и культурные компоненты нераздельно и неслиянно, но отнюдь не состоит из них; природный же ландшафт – лишь особая интерпретация КЛ». Но ведь ландшафт и не состоит из чего-либо – это целостный образ! И если КЛ совмещает природные и культурные компоненты нераздельно и неслиянно, то, как он их совмещает, не состоя из них? И как может природный ландшафт быть особой интерпретацией КЛ? В чём особенность такой интерпретации? Какое понятие из этих двух шире – природный или культурный ландшафт? Как КЛ может быть обитаемым пространством земной поверхности, значит ли это, что понятие ландшафта и пространства тождественны и взаимозаменяемы? Ниже автор заявляет, что «КЛ не характерен для массового общества в целом (где он замещен пространством)». Но что такое массовое общество, какие варианты общества ещё существуют? В чём суть замещения ландшафта пространством? И если «есть антропогенные ландшафты, не являющиеся культурными ландшафтами», то в чём смысл антропогенного ландшафта?
В.Л. Каганский пишет, что «В основе постижения КЛ лежат традиционные географические подходы, идеи и ценности…». Но это значит, что между ландшафтоведением и географией нет различия. Так ли это? Какое-то из двух направлений лишнее?
Автор делает серьёзное заявление: «Центральная методологически идея теоретической географии (ТГ) и ее исследовательская практика – выражение отношений мест как отношений общих понятий; и представление всех понятий концепции и их отношений как отношений локусов; локусы не обязаны быть конкретными местами». Мне трудно понять, что может означать выражение «центральная методологически идея». Что касается «выражение отношений мест как отношений общих понятий», оно просто рассыпается. Нет определения понятия «место», непонятно, об отношении каких «общих понятий» идёт речь, непонятно, о каких локусах, которые не должны быть «конкретными местами», говорится. Всё это, как автор заявляет, есть «ядро теоретико-географического мышления и исследования…»! Извините, это уже слишком! Особенно поражает следующее утверждение: «Структура понятий и их систем представляется, интерпретируется, изучается как форма некоторого (реально или потенциально картографически презентируемого) пространства». Смешались кони и люди! Начнём с того, что пространство не презентируется картографически, так презентируется структура дневной (у автора - земной) поверхности. Интерпретируется, представляется не структура понятий или сами понятия, а структура среды посредством понятий и их систем.
Автор делает сильное заявление, что теоретическая география (ТГ) - это «поиск, выявление, исследование, обобщение, предъявление, объяснение, интерпретация концептуальной морфологии КЛ на основе равно взаимных связей (прежде всего территориальных) и отношений (сходства и различий) вплоть до изоморфизма разных компонентов культурного ландшафта и ее приложение к географической инженерии». Вопросы: а что это такое - концептуальная морфология вообще, и КЛ в частности? Что такое равно взаимные связи? Значит ли это возможность наличия неравно невзаимных связей? Совершенно непонятно выглядит предложение: «ТГ представляет морфологии культурного ландшафта как автономную» - это же не комментарий, написанный на скорую руку. И сразу вопрос: а как выглядит морфология ландшафта? Абсолютно декларативно выглядит заключительная часть статьи: «ТГ сейчас – это теоретическая география культурного ландшафта. ТГ представляет КЛ как ковёр, ткань, сеть; сплетение характерных направлений; полианизотропное пространство; полимасштабную среду и комплекс масштабов». Новое понятие «полианизотропное пространство» не определено (неужели мало анизотропии?)! Но в среде нет масштабов, масштабы - это наша форма восприятия среды! Ландшафт – это не ковёр или ткань, это – схватываемая интуитивно организация рисунка дневной (видимой, ощущаемой) поверхности, организация выявляемых каждым из нас различий, т. е. концепт с выраженным информационным оттенком! И вот вопрос: может ли ТГ быть наукой о культурном, некультурном или вообще ландшафте? Думаю, что любой ландшафт как явление исследуется дисциплиной, называемой «ландшафтоведение», которое охватывает не только географический аспект. Что касается географии, она имеет свою область исследования. Это – географическая среда, которую можно представлять, в зависимости от подхода, как геокомплекс, как геосистему, как геохолон и т. п. Теоретическая география, как и теоретический уровень любой другой дисциплины, связан с разработкой наиболее общих вопросов, которые уже не имеют связи с конкретными территориями, но это уже вопрос иного плана. Создаётся впечатление, что автор с трудом представляет себе суть географии и ландшафтоведения, как и отношение между ними.

Олекса Ковалёв

Немає коментарів:

Дописати коментар