5 червня 2011 р.

Геомир: регионализация в свете теории акторных сетей


Введение. В этой статье я касаюсь вопроса о части Геомира, которую можно назвать очеловеченной. Мы именуем её антропосферой. Она уже прошла достаточно сложный путь становления и продолжает своё развитие, один из вариантов которого здесь рассматривается.

Изложение основного материала. Очеловеченный Геомир следует связывать с областью действия глобального антропотизированного режима геосистемы вместе с трансформированной средой - антропотизированным геохолоном как следствием трансформации косно-биотизированного режима. Основу такой трансформации составляет особый социальный паттерн - антропокультура как система отобранных поведенческих норм. Изменения в нём ведут к социальным изменениям разного масштаба и глубины. Так, в своё время сложилась ситуация (развитие мануфактуры), которая привела к возникновению государств современного типа. Однако, со временем эта форма организации, исчерпав свой положительный потенциал, стала тормозить дальнейшее развитие человека [1], что вызвало необходимость поиска новых форм организации общества. Начиная с середины 90-х годов прошлого столетия, я разрабатывал концепцию регионов как негосударственных образований ([2] и др.). Было показано, что внутри государств формируются свободные регионы, которые, после разгосударствления, формируют сеть регионов как сложных составляющих единой мировой хозяйственной системы. Именно такое освобождение от давления государства создаёт условия для установления совершенно иного режима функционирования общества в его самых разных проявлениях и снимает ограничения в плане творческого, духовного развития каждого человека. Но может возникнуть вопрос: чем автора не устраивает государство? Ответ таков: тем, что государство основывается на Власти чиновничьего аппарата над человеком и гражданским обществом в целом; тем, что в такой системе отменяется Человек как духовное существо, имеющее право на самостоятельное решение, в то время, как система, основу которой составляет человек, не может управляться административным способом... Государства же – это загоны для человеческих стад, которые рассматриваются Властью исключительно как ресурс, а Власть – явление глобальное. Можно поставить и такой вопрос: является ли государство феноменом географическим? Думаю, что нет. И вот почему: государства – это искусственные образования, что существенным образом сказывается на режимах, реализующихся на их основе. Конечно, они существенно влияют на режимы геосистемы даже на глобальном уровне, о чём свидетельствуют экологические кризисы, но на сегодня государства больше напоминают раковые опухоли в организме Геомира, нежели сродственную ему составляющую. Глобальное государство – это то, что ставит под сомнение дальнейшее существование и Природы в её современном – земном - варианте, и её порождения – Человека как носителя её разума.
Рассмотрим подробнее концепцию регионов. Регион, как форма организации жизнедеятельности общества, может существовать только вне государственной системы, поскольку он формируется в результате самоорганизации региональной общины. Таким образом, именно региональная община, её свободное движение в плане самоопределения во всех сферах жизнедеятельности, выходит на первый план. Взникает геохолон со своим геобассейном. Он формируется в конкретных природных условиях, которые, однако, с развитием производственной культуры, оказывают всё меньшее влияние. Имеет место то, что происходит с геохолонами в природной среде – рост независимости от внешней среды. Это мы имеем в случае флювиальной системы (речная долина), формирующей бассейн с его способностью регулировать сток, биогеоценоза с его почвой, удерживающей биогены, воду, семена растений и т. п. В случае региона также запасается необходимая продукция, но степень замкнутости техногенного вещества как ресурса на сегодня ограничена, зато хорошо выражена банковская система.
Итак, регион можно рассматривать как антропотизированный геохолон, характеризующийся выраженной структурно-функциональной полнотой. Его организующим началом выступает региональный Центр – крупный город – урбохолон со своим урбобассейном, в котором воспроизводится урборежим – самый сложный из режимов геосистемы. В нём наблюдается максимальная деловая активность и реализуется урбопроцесс – гетерогенный поток, который проходит ряд фазовых переходов, связанных с усложнением связующего паттерна. Именно это объясняет присутствие диахроники в структуре города, его архитектуре. Высокая плотность населения, обеспечивающая высокую коммуникативную активность, что вызывает всё большую дифференциацию города как целого. В этом отношении интересную точку зрения приводит Антроп [3], который предположил, что в динамике развития города периоды стабильности чередуются с периодами нестабильного, хаотического движения. Структуру города, включая все сферы его функционирования, следует рассматривать как канал протекания урбопроцесса как гетерогенного потока, причём речь идёт о всей инфраструктуре города. Если следовать этому образу, можно говорить о ламинарном и турбулентном режимах этого потока. Это может касаться как отдельных сфер жизнедеятельности городской общины, так и сразу всех сфер, что ведёт к быстрой перестройке города. Причинами перехода могут быть как внешние, так и внутренние события самого разного характера. Очевидным является то, что город, если он функционирует в открытой социально-экономической среде, должен располагать механизмами восприятия и обработки сигналов, мониторить своё состояние и, как единый геохолон, делать выбор («принимать решения»). Речь идёт о режимах, которые действуют как «информационная машина». Но такая машина может быть эффективной только в том случае, если город будет внутренне активным и отчасти несогласованным, что, обычно, и имеет место. Любой крупный современный город является источником волн активности широкого спектра, что позволяет отнести его к категории информационно-коммуникативных образований. Преимущество получает город с более широким спектром активности. Город представляет собой áкторную сеть, которая осуществляет поиск наиболее оптимального состояния сети (города) в целом. Причём áкторами выступают не только сами люди или их группы, но и производственная система, все общественные институты, природная среда и аграрное окружение. Для такой сети нет установленной раз и навсегда иерархии. Именно с такой ситуацией я связываю город будущего – геогород. Каждый áктор в той или иной степени искривляет окружающее пространство, стремясь оказать влияние на возможно большую часть сети, но в такой сети не может иметь места выигрыш каждого отдельного áктора, поскольку все стратегии и интересы связаны между собой: если некий áктор не учитывает интересы других, он оказывается вне сети и теряет всё. Такая ситуация известна в теории игр как равновесие Нэша.
Никакой региональный Центр не существует сам по себе. Вместе с другими региональными центрами он, как áктор, входит в состав áкторной сети более высокого - регионального ранга, в которой происходит распределение функций, обеспечивающее её наибольшую устойчивость. Со временем сеть может изменить соотношение между городами как áкторами при условии изменения социальной, экономической, политической обстановки и природной среды. Сеть регионального уровня погружена в аграрную среду, которая является значительно более инертной. Её структура в существенной степени определяется влиянием городов разного ранга, что отражается в наличии пространственно-функциональной организации, известной как «ландшафт Тюнена». В результате интерференции таких организаций общая картина может оказаться достаточно сложной.
Отдельные регионы образуют достаточно сложные межрегиональные áкторные сети, в которых áкторами выступают сами регионы. Это нечто, похожее на кластеры регионов, основанием для возникновения которых могут быть разные причины – экономические, политические, религиозные, национальные и т. п. На высшем уровне все они входят в единую áкторную сеть мирового хозяйства, по которой «гуляют» инновации. Одни составляющие сети реагируют на них более быстро, другие – медленнее, что ведёт к непрерывному воспроизводству неравновесия. Это может даже сопровождаться возникновением фронтов между зонами несоответствия и конфликтов как следствия несогласованности интересов. Таким образом, глобальная сеть представляется крайне сложной и динамичной.
Конфликт возникает по причине превышения критического порога несогласованности целей сторон, действующих в общем ресурсном пространстве в условиях ограниченности ресурсов, что вызывает нелинейность динамики. Это проявляет дисгармонию, присутствующую в скрытом виде в отношениях взаимодействующих сторон. При условии отсутствия коммуникации каждый áктор стремиться увеличить пространство влияния, захватить и переработать максимум ресурсов, в качестве которых могут выступать энергия, вода, земля, ректорат (для политических партий) и т. п., что стимулирует развитие конфликтной ситуации. Это вызывает неустойчивость и может привести к выходу на неконтролируемые режимы, что предполагает необходимость изменения стратегий конфликтующих сторон, их переорганизацию. При этом трансформируются все стороны конфликта, вся гетерогенная сеть. Несогласованность может быть выражена в разной степени – от её отсутствия (полная гармония практически недостижима) до полной дисгармонии, порождающей жёсткое противостояние с целью уничтожения конкурента, что определяется способностью сети выходить на комплементарные отношения, а разрешение конфликта, соответственно, предполагает хотя бы частичное согласование их действий. Взаимодействующие áкторы связаны отношениями коммуникации. В случае порождения конфликта поверхность контакта становится фронтом. Фронт может быть активным и пассивным (вырожденным), устойчивым и неустойчивым. Идёт борьба за ресурс.
Важнейшим из ресурсов является пространство, и, прежде всего, пространство дневной поверхности. Это связано с тем, что функции разворачиваются именно в пространстве, что предполагает наличие характерного пространства реализации функции (режима) и необходимость его выявления. Поскольку любое морфодинамическое образование выделяется благодаря своему морфообразующему (ключевому) режиму/процессу в пределах характерной территории действия, мы имеем сложный, изменчивый режим территоризации. Если предположить пространство дневной поверхности изотропным в плане насыщенности ресурсами, то всё будет определяться тем, что именно необходимо для развития того или иного áктора. Существование таких различий может рассматриваться как набор потенциальных ниш реализации, которые вычленяются вместе с зарождением различных структур/реализаций. При значительном совпадении этих ниш возникает вероятность конфликта как формы жёсткой конкуренции. Понятно, что конкурировать между собой будут, прежде всего, однотипные áкторы с «видовыми» нишами реализации – речные бассейны, отдельные организмы и целые сообщества, люди и их группы и т.п., но между áкторами разных уровней организации геосреды конкуренция и конфликты также имеют место. Об этом свидетельствует, например, экологический кризис (в современном выражении - «Human-Wildlife Conflict»).
На сегодня в решении сути конфликта достигнут успех. Например, в работах Дж.Р. Истмана с соавторами ([4] и др.) даётся интересная версия природы конфликта и его оценки (рис. 1). Каждый áктор оценивается с точки зрения условий его функционирования. В случае двух объектов общая область действия делится на области, благоприятные для каждого из них, область, не представляющая интереса для áкторов, области, где конфликты не порождаются и область развития конфликтной ситуации. Важным следует считать активность, жизненный потенциал áктора и его способность сконцентрироваться на достижении цели. Если áкторы обладают одинаковой активностью, лучшей стратегией для них будет держаться вдали от области конфликта. Однако это возможно только для систем, вышедших на уровень комплементарного функционирования, которые выработали механизмы самоограничения, что обеспечивает, например, большие преимущества в условиях совместного функционирования (разумная сеть). Но такой вариант авторами не рассматривается. Кроме того, будет наблюдаться не только стремление захватить зону конфликта, подавив конкурента своей активностью, но и изменить, насколько это возможно, «нейтральную область». 




Рис. 1. Распределение конкурирующих áкторов (в оригинале - объектов) в многомерном пространстве решений (а), локализация области конфликта (б), идеальное расположение áкторов, при котором конфликт отсутствует.


Выводы. Сегодня мы являемся свидетелями и участниками начала процесса перехода антропосферы из огосударствленного состояния в состояние, основу которого должны составить регионы как негосударственные образования. Каждый регион является относительно замкнутым в операционном отношении, но входит во взаимодействие с другими регионами как áктор, в результате чего возникает единый организм мирового хозяйства. Установления согласованного функционирования регионов в единой áкторной сети может протекать с порождением конфликтов, что требует исследования этого вопроса. Организующим началом региона является Центр – крупный город, который следует рассматривать как урбохолон со своим урбобассейном. Его активность, связанная с внутренней неустойчивостью, вызывает волны активности и инноваций, которые распространяются в урбосреде. В результате регионы, входящие в áкторную сеть, постоянно находятся в режиме согласования, никогда не достигая его в полной мере.


Список литературы
1. Ковалёв А.П. Ландшафт сам по себе и для человека / А.П. Ковалёв. – Харьков: «Бурун Книга», 2009. – 928 с.
2. Ковалёв А.П. Государство и регион как альтернативные формы организации общества // Вісник Харківського національного університету ім. В.Н. Каразіна, № 909, Серія: Геологія – Географія – Екологія. 2010. - Вип. 32,
3. Antrop M. Changing patterns in the urbanized countryside of Western Europe / M. Antrop // Landscape Ecology. - N 15. - 2000. - P. 257-270.
4. Eastman J.R., Kyem P.A.K., Toledano J. A Procedure for Multi-Objective Decision Making in GIS Under Conditions of Competing Objectives / JR. Eastman, P.A.K. Kyem, J. Toledano // Proceedings: EGIS'93. – N 1. - 1993. – P. 438 - 447.


Ковальов О.П. Геосвіт: регіоналізація у світлі теорії áкторних мереж / Вчені записки Таврійського національного університету ім. В. І. Вернадського. Серія: Фізико-математичні науки. – 20... – Т. , № . – С. .
Процес регіоналізації розглядається як найважливіший етап формування антропосфери. Кожний регіон є антропізованим геохолоном, а їх сукупність утворює áкторну мережу, ведучу роль у яких відіграють Центри регіонів – урбохолони.
Ключові слова: Геосвіт, регіон, антропізований геохолон, áкторна мережа.
Kovalyov O.P. Geoworld: The Cjvvunication and information / O.P. Kovalyov // Scientific Notes of Taurida V. Vernadsky National University. Series: Geography. – 2010. – Vol. . P. .
The regionalization process as the major period of anthrop sphere forming is considered. Each region is a anthropotized geoholon and its assemblage an actor net is forming the major role in which the regional Centers – urboholons - are play.
Keywords: Geoworld, region, anthropotized geoholon, actor net.
Ковалёв А.П. Геомир: регионализация в свете теории áкторных сетей / А.П. Ковалёв // Учёные записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Серия: География. – Т. . С. .
Процесс регионализации рассматривается как важнейший этап формирования антропосферы. Каждый регион является антропотизированным геохолоном, а их совокупность образует áкторную сеть, ведущую роль в которой играют Центры регионов - урбохолоны.
Ключевые слова: Геомир, регион, антропотизированный геохолон, áкторная сеть.  


Немає коментарів:

Дописати коментар