24 січня 2012 р.

Павел Васильевич Ковалёв. К 100-летию со дня рождения. Часть 2. Кавказские экспедиции

После окончания войны начал работать в ХГУ, в летние сезоны работал старшим инструктором альпинизма на Кавказе. Совершил ряд восхождений, в том числе траверс Двузубки, Светгар, траверс Пик Кавказ – Пик Вольной Испании, траверс Ушбы и другие, а в 1953 году выполнил норматив мастера спорта СССР по альпинизму.
Главный Кавказский хребет. На заднем плане видна Ушба (ночной снимок). В те годы это был его мир. Фото А. Ковалёва.
В 1947 году он и Людмила Семёновна Дмитренко (14 июня 1919 – 28 мая 2004) создали семью. Им было очень тяжело, но они выдержали. Её поддержка стала решающей в его дальнейшей жизни. Вместе они прожили почти 50 лет. В 1949 году родились дети-двойняшки – Саша и Наташа.
 
Дмитренко Людмила Семёновна и Ковалёв Павел Васильевич, примерно 1946 год.

То, что из этого получилось в 1949 году (Саша и Наташа, почти 5 месяцев). Тем временем Павел Васильевич продолжал заниматься альпинизмом.

В составе группы альпинистов на привале во время восхождения, конец 40-х - начало 1950-х годов. Паша Ковалёв крайний справа.

Большую поддержку в эти годы молодой семье оказывал замечательный учёный и человек, доктор геолого-минералогических наук, геолог и почвовед, профессор Николай Алексеевич Ремизов. Это был великолепный учитель.
В 1950 году Павел Васильевич защитил кандидатскую диссертацию на тему “Геоморфология долины р. Баксан”. Но высокая активность в научной сфере и общественной жизни факультета были восприняты некоторыми сотрудниками факультета как желание стать деканом, хотя в его планы это не входило. Его стали рассматривать как потенциального конкурента и летом 1952 года выдворили из университета, лишив учебной нагрузки. Это сделали несмотря ни на что, в том числе на наличие двух 3-хлетних детей. Тогда ему повезло – было свободное место в Харьковском педагогическом институте им. Г.С. Сковороды. Работая в институте, он продолжал вести исследования на территории Большого Кавказа, изучал следы древнего и современного оледенения этой горной страны. Параллельно продолжал заниматься альпинизмом и в 1953 году стал мастером спорта СССР по альпинизму. Прекрасный результат.

Верховья Баксана. Видны вершины Эльбруса, раннее утро, вид с северо-востока. Фото А. Ковалёва
Козявкин Виктор Васильевич, МС по альпинизму, МС по скалолазанию, инструктор-методист 1-й категории, обладатель жетона «Спасательный отряд», Чемпион Украины и СССР, выдающийся альпинист и необыкновенный человек вспоминает:
"Нашему поколению альпинистов второй половины ХХ века повезло попасть в горы в период расцвета спорта в стране, а нашими учителями, наставниками, старшими товарищами в горах были опытные инструктора-альпинисты 30-х довоенных лет. С ними связана вся эпоха развития советского альпинизма. Одним из них и был Павел Васильевич Ковалёв.
Альпинизм – это восхождение на вершины больших гор, спорт, как говорят, экстремальный. Чтобы быть альпинистом, надо знать, уметь и физически и духовно быть готовым к преодолению трудностей и опасностей, чтобы безаварийно вернуться в жилую зону. Девиз – «к высотам через теснины» - «ad augusta per angusta» конкретен в альпинизме. Благодаря старшим товарищам мы осваивали природу гор, затем и сами стали инструкторами, делали восхождения высших категорий трудности.
Мне не пришлось совершать восхождения в горах с Павлом Васильевичем. В 1950 году, когда он восходил на сверкающие снегом сложнейшие вершины Светгара в Сванетии высшей категории сложности, я только получил значок «Альпинист 1-й ступени» в лагере «Алибек». Павел Васильевич работал в школе инструкторов альпинизма под руководством М.Г. Погребецкого. Мастер спорта СССР с 1952 года. В следующие годы это помогло ему проводить экспедиции в сложных горных условиях. Харьков – один из пяти первых городов в СССР, где зародился альпинизм. Зачинателем его был М.Г. Погребецкий. Он организовал и возглавил Украинские научно-спортивные экспедиции на Тянь-Шань. Тогда от ХГУ в них принимал участие географ М.А. Демченко. Сегодня Харьков остаётся ведущим центром альпинизма. В Харькове есть альпклуб «Харьков», несколько секций. В музее альпклуба есть публикации Павла васильевича о горах. Мне лично памятны встречи с Павлом Васильевичем в горах. Прекрасно помню и его лекции. На вид – суровый, он был добрейшим, отзывчивым и искренним. Когда он во время своих экспедиций появлялся в альплагере «Эльбрус», наши старые инструктора бросали все свои дела, и с возгласом «Пашка приехал!», устремлялись к нему: духовная сторона в альпинизме для человека имеет большое значение. Таким духовным человеком был Павел Васильевич Ковалёв".

В 1956 году географический факультет Педагогического института слили с университетским геофаком, так Павел Васильевич снова оказался в ХГУ.
Полевая практика на Кавказе. Павел Васильевич с группой студентов университета. Это были замечательные практики и экспедиции. Они давали богатейший опыт будущим географам. Имея прекрасную альпинистскую подготовку, Павел Васильевич водил студентов по сложным маршрутам, через сложные перевалы, в том числе Гордие-Вцек и Шари-Вцек. Материалы, полученные во время выездов, использовались студентами для написания дипломных работ. Их было много.
На протяжении многих лет Павел Васильевич был руководителем высокогорных ледниковых экспедиций ХГУ, которые проводились по программам МГГ, МГСС, МГД. Экспедиции работали в ледниковой зоне Кавказа. Их результатом стала публикация восьми томов Материалов Кавказской экспедиции. За выдающийся вклад в выполнение международных геофизических проектов Павел Васильевич был награждён памятной медалью «100 лет международной геофизики». В этот же период он организовал выход двух альпинистских сборников “На просторах родины чудесной”, опубликовал популярные книги “Кавказ” и “Обитель снегов”. Научные результаты этого многолетнего исследования обобщены в его монографиях: “Геоморфологические исследования в Центральном Кавказе” (1957), “Вопросы четвертичного оледенения Кавказа” (1965), “Современное и древнее оледенение Большого Кавказа” (1967). Эти экспедиции существенно нарастили рейтинг геофака на союзном уровне, как и университета в целом.
Войнарович Юлий Болеславович, один из кавказцев, географ, путешественник учитель, очень простой и симпатичный человек вспоминает:
"С Павлом Васильевичем Ковалёвым я познакомился в 1956 году, когда поступил на первый курс географического отделения геолого-географического факультета Харьковского университета. Сразу открыл в нём родственную душу человека, влюблённого в горы. Павел Васильевич «заразил» меня любовью к гляциологии – науке о ледниках, и я в течение семи сезонов принимал участие в работе Кавказских экспедиций Харьковского университета, которыми он руководил. Павел Васильевич передал мне свой опыт общения и сотрудничества с горами, помог мне стать своим человеком в горах. С его лёгкой руки я посвятил горам 50 лет своей жизни, прошёл маршрут в 12 тысяч километров по Кавказу, Тянь-Шаню и Памиро-Алаю.
Павел Васильевич никогда не кичился своими высокими научными и спортивными званиями, ценил юмор и сам владел чувством юмора. С ним легко было общаться и работать.
Помню, привел Павел Васильевич к нам в экспедиционный лагерь у ледника Алибек в Домбае второкурсников геофака, проходивших практику, а у нас на скале портрет Ковалёва нарисован: один глаз открыт, другой – закрыт, и подпись ниже: «Будем бдить!». Павел Васильевич сам прокомментировал рисунок: «Это мой портрет, правда, похож! Особенно лысина, которую мне шаровая молния сделала. А разные глаза означают: Ковалёв спит, но всё видит. А подпись – это в ответ на моё требование быть в горах бдительными». А потом попросил нас – экспедиционщиков – приготовить переправу вброд для его практикантов. Мы удивились: немного ниже по течению был добротный мост. А Ковалёв объяснил нам, что хочет, чтобы его практиканты почувствовали, что такое настоящий горный поход. Думаю, эта переправа запомнилась им на всю жизнь.
Из многочисленных ледников Кавказа, которые исследовал Ковалёв, больше всех любил он Караугом в Северной Осетии. И это неспроста. В 1958 году наш экспедиционный отряд на Караугоме был отрезан от всего мира непогодой: 40 дней непрерывно лили дожди, были смыты все тропы, разрушены мосты через реки, караван лошадей с продуктами для трёхмесячного пребывания на леднике не смог прийти, вертолёты не летали. Тогда Павел Васильевич загрузил большой рюкзак продуктами и отправился в одиночку на Караугом через трудные перевалы. Помог ему добраться к ребятам большой опыт мастера спорта по альпинизму и огромное чувство долга.
Вот таким был Павел Васильевич Ковалёв – учёный-географ, альпинист, путешественник, УЧИТЕЛЬ и просто ЧЕЛОВЕК. Он достойно прожил долгую жизнь. Я очень счастлив и благодарен судьбе, что свела меня с ним.
Память о Павле Васильевиче Ковалёве не угаснет в сердцах тех, кто был рядом с ним, знал и любил его."
В те годы студенты-географы ещё были пропитаны духом романтики, многие стремились побывать там, где было трудно и интересно. Кавказские экспедиции Павла Васильевича предоставляли такую возможность. Это были сложные, но интересные годы в жизни факультета.
Миргород Людмила Ивановна, одна из «кавказцев» (выпуск 1961 года), географ, учитель и просто замечательный человек вспоминает:
"Это было так давно…
В аудиторию вошёл преподаватель, будто сразу вошёл в мою жизнь. Лекции его всегда для меня были с привкусом ветра и свежести. Рассказывал он доступно и интересно. Но самое главное было то, что он набирал людей в экспедицию на Кавказ. Мы уже побывали с ним на леднике Караугом, прошли такой сложный перевал, как Гурдзие-Вцек. С пяти часов утра и до обеда шли по снегу к перевалу. Мы впервые видели горы, ледники и не всегда правильно вели себя. Мне очень запомнились слова Павла Васильевича: «пятками, пятками бейте!». Когда вечером спустились с перевала, пятки были сильно уставшие и побаливали. Но на крутом снежном склоне иначе нельзя. Спуск был чрезвычайно сложным. У кого-то улетел в пропасть рюкзак, а Софу рюкзак просто спас. Она упала и скользила вниз головой вниз по склону прямо на скальный останец. Рюкзак выскользнул из-под неё и немного опередил её. Ведро, кружка, миска в нём сплющились, превратившись в плоские железки, но зато голова Софы была целая. Только перед заходом солнца вышли на ровную полянку и поставили палатки. Павел Васильевич велел разлить «согревающее и расслабляющее». Всем досталось по столовой ложке «Московской». Мокрые, замёрзшие, мы попадали в палатки и заснули. А ночью пошёл дождь, и почему-то в палатках оказалась вода. Рассвета дожидались, сидя на корточках. Трудный был день. И ни тогда, и вообще за все годы моего сотрудничества с Павлом Васильевичем я не слышала, чтобы этот человек повысил голос на кого-то, оскорбил кого-то или унизил.
Но самое главное – это то, что он взял меня в экспедиционный отряд на преддипломную практику. Это – самое светлое, самое счастливое время всей моей жизни. Он не очень хотел брать девчонок, но я сказала, что переоденусь в мальчишку, и никто не узнает, что я – девчонка. Спасибо всем тем, кто помог мне попасть в экспедицию. И тысячу раз спасибо Богу за то, что в моей жизни встретился такой Человек: интеллигент, скромнейший, честнейший. Спасибо Вам, Павел Васильевич, за то, что вы были в моей жизни."

Ледник Караугом, Центральный Кавказ, Долина р. Урух. Это один из многих ледников, на которых проводились стационарные исследования. Фото Ю.Б. Войнаровича.
Людмила Семёновна Ковалёва, долина Адыр-су, 1967 год. Фото А. Ковалёва
Экспедиции на ледниках продолжались много лет. В них принимали участие как аспиранты Павла Васильевича (З.П. Сербина, И.Н. Коротун), ставшие впоследствии кандидатами наук, так и студенты следующих поколений. Особенно массовым было участие студентов 1966 – 1971 гг. обучения: А. Калмыков, А. Курило, А. Ачимов, В. Шаповалова, В. Николаев, А. Жемеров, В. Панфиловская, Л. Митрофанова, В. Кириченко, А. Ковалёв. Несколько позднее с Павлом Васильевичем работал очень активный студент А. Потупин… Всех трудно перечесть. Все они защищали дипломные работы по Кавказу. Эти экспедиции дали им ценный жизненный опыт.
В эти годы на факультете работал симпатичный и очень порядочный человек, интересный географ - Владимир Львович Виленкин. Как и Павла Васильевича, его интересовало буквально всё. Он тоже занимался исследованием Кавказа и Украины, был прекрасным лектором. Их связывала большая многолетняя дружба.
Павел Васильевич и Владимир Львович (справа) во время похода.
В 1966 году Павел Васильевич защитил в МГУ докторскую диссертацию, став доктором географических наук. Получив звание профессора, он в 1968 г. стал зав. кафедры региональной географии, и в этом качестве работал до 1989 г., после чего был профессором этой же кафедры. Он был прекрасным лектором, любил шутить со студентами. В летние месяцы обязательно делал экспедиционные выезды на Кавказ. Можно было только удивляться его выносливости. В экспедициях его часто сопровождала жена. Свою жизнь она посвятила Павлу Васильевичу и детям.
В этот период (1973 - 1983) деканом факультета был Г.Д. Соболев – человек порядочный, ответственный, болевший за факультет. При нём факультет существенно вырос, в том числе благодаря преподавательской и научной деятельности Павла Васильевича, который был неотделим от факультета. Студенты относились к нему с уважением и любили его. В 1980 году он стал заслуженным деятелем высшей школы Украины.


Вспоминает Валентина Панфиловская-Сердюк – участница многих экспедиционных выездов (1967 – 1970 гг.), прекрасная студентка, впоследствии – учительница, дипломница Павла Васильевича:
Корифею географической науки, бесстрашному альпинисту, руководителю кавказских экспедиций, вдохновителю наших дипломных работ Павлу Васильевичу Ковалёву посвящается.



Весь Ковалёва путь достоин уваженья!
На свой Олимп он долго шёл.
Его научный труд достоин восхищенья,
Как и любовь к вершинам гор.
* * *
Он многие вершины штурмовал,
Падая, вставал, поднимался,
Он многие победы отмечал
Но никогда он не сдавался!
И нас учил преодолевать
В походах испытания,
А также в горах изучать
Их ледников питание.
С ним мы побеждали перевалы -
Чучхурский и Крестовый, Птыша и Башкары морены,
И сложности Терскола.
И как бы не был труден путь,
Для новичков опасен
Мы помним, нас он страховал,
Чтоб путь был безопасным.
С ним у костра мы грелись,
Потом, в собачий холод
Мы выясняли, почему
Цейский ледник расколот.
С ним мы любовались Эльбрусом,
Чудо-горой Казбеком,
Домбаем, Нальчиком, Тбилиси,
Шагая в ногу с веком.
Учил природу понимать,
Ценить её шедевры,
Он помогал нам извлекать
Из наблюдений перлы.
Он помогал нам понимать
Палеографии законы,
Умом и сердцем постигать
Гляциологии проблемы.
Уходят дни, летят года…
Почил профессор в мирной славе,
Призвав своих учеников
Не забывать кавказской школы.
1970-й год, Цейское ущелье: Валя Панфиловская, Александр Калмыков (слева), Александр Ковалёв (справа). Фото Александра Курило. Экспедиция объединила всех четырёх. 
Москаленко Ольга Павловна – выпускница 1976 года, ныне - к.г.н., доцент Брянского государственного университета пишет:
"«Цель творчества – самоотдача, а не шумиха, не успех…» - эти строки Б. Пастернака как нельзя лучше говорят о Павле Васильевиче. Известный ученый, переполненный идеями, неутомимый труженик – таким всегда видели своего профессора мы - студенты 70-х. Сейчас через десятилетия видится главное – Павел Васильевич – добрейшей души человек. Даже замечания его отличались особой корректностью, мягкостью, но за свои промахи испытываю неловкость до сих пор: стыдно, что на экзамене по почвоведению не смогла обстоятельно ответить на вопрос о Нечерноземье, получив одну из четырех «хорошо» в приложении к диплому. С благодарностью вспоминаю добрые слова напутствия накануне защиты кандидатской диссертации. К этому времени умер мой научный руководитель и замечательный человек В.М. Кравченко. Конечно, я чувствовала поддержку кафедры. Но неожиданное участие Павла Васильевича Ковалева, словно надежная рука на страховке, вселяло уверенность.
В своей более 30-летней работе преподавателя всегда помню «уроки человечности» Павла Васильевича, который умел вовремя поддержать и строго потребовать.
Павел Васильевич пользовался заслуженным авторитетом среди географов Москвы, Томска, Минска, Иркутска, Ростова-на-Дону. Особенно тёплые отношения у него сложились с географами республик Закавказья – Азербайджана и Грузии, а также Польши (университет Адама Мицкевича в Познани). И сейчас его научные труды остаются востребованными, прежде всего в России. При всём этом Павел Васильевич отличался скромностью. Он руководствовался следующим принципом: не бойся двигаться медленно! На протяжении всей жизни его взор был направлен вверх, к новым вершинам."
Будагов Будаг Абдулали Оглы, академик директор Института географии АН Азербайджана вспоминает:
"Ковалёв Павел Васильевич – известнейший геоморфолог, палеогеограф и гляциолог. Он являлся одним из ведущих геоморфологов Украины.
Мы с П.В. Ковалевым были очень близкими и хорошими друзьями. Наше знакомство началось в тот период, когда П.В. Ковалев проводил геоморфологические и гляциальные изыскания на Кавказе с целью изучения палеогеографии Кавказа и Восточно-Европейской равнины. В рамках одной из таких экспедиций, он приехал к нам, в Азербайджан. Он хотел собственными глазами увидеть следы древнего оледенения, а также современное оледенение на Большом Кавказе. В то время эта тема меня тоже очень интересовала. Поэтому мы вместе поехали на Южный склон Большого Кавказа, где можно наглядно проследить данные процессы.
Увидев, грубообломочные отложения в районе конуса выноса одной из самых селеносных рек Азербайджана - Кишчай, он решил, что они имеют ледниковое, а не селевое происхождение. Тем самым, он предположил, что древнее оледенение в данном регионе доходило до границы предгорий и низкогорий. Такую ошибку совершало множество геоморфологов. Ее причина скрывалась в том, что селевые и ледниковые отложения, отличаясь по генезису, имеют некоторое сходство в гранулометрическом составе. И те и другие представляют собой плохо окатанный грубообломочный материал, представленный в основном валунами и, частично, галечником, так как они выносятся за сравнительно короткое время, за которое просто не успевают отшлифоваться и измельчиться. После моих объяснений данного процесса, П.В. Ковалев согласился со мной, что эти отложения имеют пролювиальный, аллювиальный генезис, а не гляциальный. И поэтому нижняя граница древнего оледенения на Большом Кавказе не опускалась до низкогорного пояса. Оно охватывало только высокогорные районы Большого Кавказа и носило очаговый характер.
В ходе наших совместных поездок по республике Павел Васильевич показал себя как надежный и общительный товарищ, который никогда не подведет в трудную минуту, на которого всегда можно положиться. Он много мне рассказывал о своём фронтовом прошлом, ведь он прошел всю войну – от Харькова до Берлина! Я отдаю дань этому мужественному, отважному человеку.
Мы много с ним дискуссировали на совершенно разные темы, и я постоянно восхищался его широчайшим кругозором и эрудицией. Он был очень интересным собеседником. Павел Васильевич запомнился мне еще как очень душевный и открытый человек. В науке же П.В. Ковалев был неутомимым исследователем, профессионалом своего дела. Он обладал живым, пытливым умом и был всегда открыт для новых идей и мнений. Он очень многое сделал для становления и развития геоморфологической науки не только в Украине, но всего Союза. Павел Васильевич внес огромный вклад в дело изучения геоморфологии Кавказа, палеогеографии Восточно-Европейской равнины, дендрохронологических исследований в связи с климатическими изменениями. Опубликованные им свыше 260 научных работ не потеряли своей актуальности и по ныне, и являются замечательным наследием для подрастающего поколения молодых ученых-географов, геоморфологов, гляциологов."
В 1978 году Кавказская экспедиция харьковского университета приобрела международный статус: в её работе приняли участие два замечательных польских географа: профессор Анжей Костревский (Andrzej Kostrzewski) и профессор Анжей Карчевский (Andrzej Karczewski) из университета Адама Мицкевича в Познани. Это была другая школа, другие подходы и другой опыт.
В 1979 году Павел Васильевич решил провести экспедицию на Алтае. Эти исследования координировались с исследованиями гляциологов Томского университета, руководителем которых был известный гляциолог П.А. Окишев. Выезд был трудным в организационном отношении, но очень интересным. Были собраны важные материалы для дендрохронологических исследований. Работа продолжалась.
67-летний Павел Васильевич Ковалёв среди зарослей Betula nana. Алтай, 1979 год. Фото А. Ковалёва.
В дальнейшем возраст и болезни не позволяли Павлу Васильевичу выезжать на Кавказ с экспедициями, но выезды продолжались с перерывами до 1987 года. С 1980-го по 1987 годы существенную помощь в проведении экспедиций оказала семья местных жителей Хаджиевых – Махмуд Маджукович, Шамса Ишаевна, три сына – Мухтар, Ахмат, Алим, и дочь Зюйджан. Особо следует отметить участие Мухтара, который, принимая участие в работах, получил хорошую школу полевых исследований. Закончив (как и Ахмат) геолого-географический факультет ХГУ, он впоследствии стал сотрудником Высокогорного геофизического института (в Нальчике) и в 2005 году защитил кандидатскую диссертацию.
В 1988 году, в возрасте 76 лет во время командировки на Камчатку Павел Васильевич совершил восхождение на Авачинскую сопку. Это было его последнее спортивное достижение.

4 коментарі:

  1. Так заканчивалась эпоха Великих географических открытий...

    ВідповістиВидалити
  2. Александр Павлович, читаю и перечитываю Вашу фотолетопись. Чего только фотки стоят! От одного перечисления маршрутов Павла Васильевича голова идет кругом. Да, большое видится на расстоянии, а ведь когда учились, то особенно не задумывались какой счастливый билет вытащили. Уж очень скромно представлялся Павел Васильевич, без малейшей тени саморекламы. Моя Катерина (у нее Павел Васильевич был куратором) говорит, что они воспринимали его очень домашним.
    Уже после окончания мне Владимир Маркович восхищенно говорил о Павле Васильевиче и о том, что Ковалевы - уникальная семья.
    С уважением - О.П.

    ВідповістиВидалити
    Відповіді
    1. Ольга Павловна, большое спасибо за высокую оценку жизни Павла Васильевича. Он был очень трудолюбивым и скромным человеком. В экспедициях он был не только руководителем (а не начальником), но и другом, за что его любили. О нём очень хорошо отзываются и альпинисты. На фотографиях, подаренных рядовыми его взвода в конце войны – только тёплые подписи с их адресами.
      Что касается Владимира Марковича Кравченко – замечательный был преподаватель! Но умер он не просто так – это была первая жертва тех, кто позднее – в 90-х – 2000-х годах – разрушал факультет. Не хочу здесь приводить их фамилии, дабы не загрязнять ими блог, но это известные особи.
      Александр Ковалёв

      Видалити
  3. Чудова розповідь, Олександре Павловичу! Просто фантастичний екскурс, надзвичайні фотографії. На тій, першій фотографії, крім Ушби, бачу ще й Шхельду. Знайомі і рідні місця.

    ВідповістиВидалити